Інтерв’ю Голови Асамблеї І. Плачкова сайту Ostro.org

Інтерв’ю Голови Асамблеї І. Плачкова сайту Ostro.org

Інтерв’ю Голови Асамблеї І. Плачкова сайту Ostro.org

Иван Плачков: «У нас появилась неуправляемость топливно-энергетического комплекса»

– Иван Васильевич, отопительный сезон 2014-2015 гг. на финишной прямой. Вы можете дать оценку его итогам?

– Давайте его называть не отопительным сезоном, а осенне-зимним максимумом. Учитывая климатические условия Украины, особенно в зимний период, когда идет резкое возрастание потребления энергоресурсов, как первичных, так и вторичных, наступает осенне-зимний максимум. По целому ряду объективных и субъективных причин наша страна не была готова к осенне-зимнему максимуму 2014-2015гг.Объективные причины — это политическая ситуация в Украине, система взаимоотношений с Россией, система взаимоотношений с нашими партнерами из Европы, которые обещали газ, реверс и так далее. Субъективные причины — это выборы, это то, что правительство, президент, СНБО, глава правительства, министры, главы администраций не смогли мобилизовать страну на прохождение осенне-зимнего максимума.

– Что Вы имеете в виду, когда говорите, что страна была не мобилизована?

– Я, прежде всего, говорю о том, что не был составлен даже ориентировочный баланс потребления и производства энергоресурсов. Мы не знали, сколько у нас всего есть энергоресурсов и сколько нам этих энергоресурсов нужно будет для потребления. Вместо этого все говорили, что у нас много угля, достаточно газа и так далее. Это был традиционный предвыборный обман для того, чтобы пройти выборы. Выборы прошли, но даже после этого объективность в этом вопросе не наступила.

Когда мы столкнулись с тем, что у нас дефицит газа порядка 7-10 миллиардов кубометров, у нас колоссальный дефицит антрацитовых углей, мы ничего не сделали для экономии энергоресурсов. Ни один глава городской администрации, ни один глава сельсовета, ни один глава областной администрации, ни министр, никто не предпринял ничего для экономии энергоресурсов. Поэтому нам надо было заключать договор с Россией на закупку газа, и мы все аплодировали этому соглашению, заключать договор на покупку электроэнергии — мы снова аплодировали этому соглашению, а потом оказалось, что это такое соглашение, что лучше бы его вообще не заключали. В результате этого всего у нас появилась неуправляемость топливно-энергетического комплекса во время прохождения осенне-зимнего максимума со стороны органов государственной власти. Угольщики работали сами по себе, энергетики сами, газовики сами, было полное разобщение в работе участников рынка.

– То, что вы обозначили, по сути, означает, что мы сами создаем дестабилизацию? Какие есть этому подтверждения?

– Это подтверждается теми событиями, о которых мы знаем. Например, покупка угля в Южной Африке. После заключения договоров о поставках угля президент сказал, что это преступно, не нужно покупать уголь в ЮАР, лучше покупать его в России. Прокуратура взялась за это дело, сделала вывод, что уголь не горит и людей, которые занимались этими закупками, нужно посадить в тюрьму. Оказалось, что уголь горит, он сгорел, мы его потребили и продолжаем его закупать у Южной Африки. Начали потом говорить, что его покупали по завышенной цене (86$), а сейчас будем покупать по 82$, и это несмотря на то, что цена нефти упала в 2 раза, конечно и цена на уголь должна упасть. В общем, у нас разобщенная позиция между ветвями власти. Так нельзя, это топливно-энергетический комплекс.

После шумихи вокруг закупок угля в ЮАР, снова возник конфликт с покупками электроэнергии в России. Президент Порошенко говорит, что нужно готовиться к закупкам электроэнергии у России, заместитель министра энергетики готовит это решение, а его за это увольняет премьер-министр, а потом все равно Яценюк говорит, что мы закупаем электроэнергию у России. В результате «Укринтерэнерго» заключает договор, который согласовывает министр Демчишин, а потом премьер говорит, что договор он в глаза не видел и ничего об этом не знает. А потом министр говорит премьеру, что не будет ему показывать договор, что это не его дело. О чем это говорит? О том, что полностью отсутствует координация. А сказывается это в целом на работе топливно-энергетического комплекса, на обеспечении энергетическими продуктами, на надежности и формировании тарифной политики. Поэтому мы прошли этот отопительный сезон как никогда плохо, как никогда неорганизованно.

– Известно, что готовить сани к зиме нужно летом. Предпринимаются ли уже шаги для обеспечения стабильного прохождения следующего осеннее-зимнего максимума?

– Украина уже опоздала в подготовке к следующему отопительному сезону 2015-2016 гг. Я как энергетик со стажем больше 40 лет могу сказать, что если мы позже 20 января начинаем готовиться к следующему отопительному сезону, то мы уже опоздали. Это начало подготовки к отопительному сезону. Так было всегда на практике. А сейчас этого нет, о подготовке еще даже не думают. Проблемы в энергетике Украины были всегда, Россия в 1998 году полностью перекрывала нам газ, была очень тяжелая ситуация, у нас не было даже солярки в достаточном количестве, но мы 20 января садились и начинали думать, что делать. И поэтому мы тогда справлялись.

Сейчас нужно активизироваться в вопросе подготовки составления энергетического баланса страны, то есть определиться, сколько собственных первичных энергоресурсов (уголь, мазут, газ, уран) есть в Украине, определиться, сколько мы можем произвести вторичных энергоресурсов (нефтепродукты, электроэнергия, тепло). И так мы будем знать, сколько государство Украина имеет собственных энергоресурсов. Затем мы это «накладываем» на ту информацию, сколько мы будем потреблять. Мы ведь знаем, сколько мы потребили энергоресурсов в предыдущие годы, и, исходя из этой информации, мы смотрим, сколько нам не хватает для прохождения отопительного сезона. И вот уже потом мы думаем, где мы можем дополнительно купить энергоресурсы: газ покупаем у Словакии реверсом, часть у России, часть еще у кого-то, если не хватает угля, то начинаем заранее работать на контракты с Южной Африкой, например. Уголь нас не ждет, никто его не накапливает сейчас, чтобы потом продать нам его в ноябре. Если мы не накопим до 1 октября 3 млн.тонн угля на складах, будет очень тревожно входить в зиму. Кроме того, нам необходимо снижать потребление энергоресурсов, ведь мы их сейчас используем в 3,9 раз больше, чем среднее потребление в Европе на единицу ВВП.

– Об экономии и не эффективности использования энергоресурсов в нашей стране не говорит только ленивый, но ничего по факту не предпринимается…

– Согласен. До сих пор такие элементарные решения, как замена лампочек на энергосберегающие не принято. Дальше – больше… грузовые машины у нас неэффективные, они старые, трактора у нас сжигают солярку как не в себя, тепло в домах мы не сохраняем — они у нас распахнуты, города у нас сияют, и электроэнергия, таким образом, очень сильно и неэффективно расходуется. Газа мы сжигаем немерянно, потому что у нас котлы неэффективные, старые. Мы должны экономить энергоресурсы. Каждому председателю сельсовета, каждому главе администрации мы должны говорить, что если в прошлом году вы потребили 300 тысяч кубов газа, то сейчас твоя задача потребить 200 тысяч, далее собираем людей и просим кого-то перейти на печки, утеплиться, что-то закрыть и так далее. Такую работу нужно проводить со всеми.

В 90-е годы тоже была очень сложная ситуация на энергорынке, но тогда была создана специальная межведомственная энергетическая комиссия, которую возглавлял вице-премьер-министр, а в состав входили представители министерства финансов, министерства экономики, министерства иностранных дел, представители СБУ, прокуратуры и так далее. Ведомства оперативно консолидировано принимали и закрепляли важные решения для отрасли и никакая прокуратура не ходила и не устаивала маски-шоу. Сегодня что мы наблюдаем? Одни покупают уголь, другие приходят и говорят, что теперь вас посадят, потому что президент хмуро посмотрел на это решение. На должность главы НКРЕКП, Комиссии, которая регулирует рынок с объемом более 250 млрд. грн., (половина бюджета страны) назначается человек без опыта в отрасли, с формулировкой по согласованию сторон.

Я не понимаю, как сегодня может быть такое, что мы своим шахтерам не платим, шахты закрываем, но при этом покупаем электроэнергию и платим предоплату России, с которой у нас идет война.

– А мы могли бы сегодня обойтись без поставок электроэнергии из России?

– Уточню, что я сам был сторонником импорта, но не на таких условиях, как был подписан этот неэффективный контракт. Сегодня, чтобы спасти ситуацию, нужно принять волевое решение и распараллелить энергосистемы двух стран, как мы это делали в 1999 году. Мы несколько раз за один день распараллеливались с Россией. Сегодня нужна только политическая воля. Дается команда и говорится, что мы распараллеливаем энергосистемы и все, далее диспетчера это все технически выполняют.

– Руководство страны говорит, что покупать в России энергоресурсы дешевле и выгоднее. Так ли это?

– Это не так. Если есть собственные электростанции, где работают украинцы, где уголь добывается в Днепропетровске и Павлограде, которые вырабатывают электроэнергию. Мы вот говорим, что мы лучше купим у России, у наших мы не будем покупать, мы их останавливаем, но люди же на работу ходят, они зарплату получают, мы их содержим… Это чистый бизнес определенных людей, которые на этом зарабатывают.

– Украина сможет обеспечить сама себя электроэнергией?

– Сможет. В Украине установлено 40 тысяч мегаватт мощностей, мы потребляем 28 тысяч мегаватт. Половина оборудования стоит. Нет топлива. А как же мы обеспечиваем себя столько лет? Раньше ведь мы не покупали электроэнергию, а экспортировали ее. У нас все станции остались здесь, а не на Донбассе, как многие говорят.

– Исходя из ваших слов, мы сами себя загоняем в угол, АТО не является главной причиной критического состояния в отрасли. Подходы в кадровой политике нужно менять на ваш взгляд?

– Кадровая политика сегодня в отрасли нелогичная. Всем уже очевидно, что Президент сегодня кому-то доверил это направление, а тот его подводит. Министр Демчишин может быть политической фигурой, он не обязательно должен быть профессионалом в сфере энергетики, но есть регулирующие органы, где однозначно должны быть профессионалы, опытные люди. Имею ввиду, прежде всего, НКРЕКУ (Национальная комиссия, осуществляющая регулирование в сфере энергетики и коммунальных услуг, – «ОстроВ»). Но кто сегодня стоит во главе Комиссии? 24-летний парень, бывший работник кондитерской фабрики «Рошен».

У нас в Украине энергетика в собственности нескольких финансовых групп: Ахметова, Фирташа, Коломойского, Григоришина (российский бизнесмен), Бабакова (заместитель председателя Госдумы РФ). И вот если посмотреть на последние назначения в сфере энергетики, то это все или винницкие, или люди группы Григоришина. Я этого не понимаю, почему это так делается. Сегодня в кадровой политике в энергетической сфере основная характеристика — это личная преданность, а профессионализм отошел на задний план.

– В Украине есть профессионалы, которые могли бы их заменить?

– Уверен. Ведь такой кадровой политики не было ни при Кучме, ни при Ющенко, да и во времена Януковича такого не было. В отрасли всегда была опора и ценился, прежде всего, профессионализм.

– На Ваш взгляд, какой алгоритм оперативных действий можно предпринять уже сегодня для изменения ситуации на рынке?

– Сейчас главное сосредоточиться, как я уже говорил, на подготовке энергетического баланса страны. После этого нужно упорядочить тарифную политику, потому что сейчас повышать или понижать тарифы, не имея на руках энергетического баланса, это неправильно и нецелесообразно. Нужно упорядочить алгоритм формирования тарифной политики. Сегодня в стране не более 10 человек, которые могут понять, как формируется тарифная политика, потому что там запутались уже полностью, логики нет никакой. Одни и те же граждане за единицу энергии платят с разницей в 20 раз. Такого чуда нигде в мире нет.

– Давайте более подробно остановимся на вопросе формирования тарифов.

– Тарифная политика в энергетике, которую сегодня ведет государство, алогична. Такого в мире нигде нет.И речь не идет о том, нужно повышать тарифы или нет, тарифы повышать нужно, важно то, как это делается. Тарифную политику нужно упорядочить. Сегодня за электроэнергию население Украины платит в 3 раза меньше, чем предприятия, это неправильно. В России, например, уже давно потребитель платит больше по сравнению с предприятиями, точно также и в Белоруссии, Молдове, Армении, Азербайджане. Сдерживание тарифов – это был чистый популизм.

Да, сегодня тарифы на электроэнергию повышаются, но все равно существует 6 категорий людей, которые платят по разным тарифам. Почему людей делят на категории, и те, кто потребляет до 100 кВт/ч, платят по меньшему тарифу, чем те, кто потребляет 200 кВт/ч, такого в мире нигде нет. Во всем мире существуют прозрачные и экономически обоснованные тарифы для всех одинаковые, а малообеспеченные слои населения просто получают адресную дотацию. У нас богатые получают дотации в 100 раз больше, чем бедные, потому что пенсионеры, например, потребляют 100 кВт/ч в месяц, а тот, у кого пятикомнатная квартира потребляет 1 тыс. кВт/ч.

Например, у французов тарифы на коммунальные услуги составляют примерно треть их доходов, но они на это не жалуются, потому что у них открытая тарифная политика. Людям нужно объяснять принципы построения тарифов, а не закрываться, тогда они будут доверять государству.

Беседовал Владислав Булатчик, «ОстроВ»