Інтерв’ю Голови Асамблеї І. Плачкова Центру досліджень енергетики EIRCenter.

Інтерв’ю Голови Асамблеї І. Плачкова Центру досліджень енергетики EIRCenter.

Інтерв’ю Голови Асамблеї І. Плачкова Центру досліджень енергетики EIRCenter.

Голова Асамблеї І.Плачков дав розвернуте інтерв’ю Центру досліджень енергетики EIRCenter.

Приводимо його повністю:

В условиях продолжающейся войны на Востоке стратегические отрасли экономики Украины переживают стагнацию, некоторые входят в глубокий кризис. Энергетический комплекс Украины не исключение. Эта зима стала лакмусом, вскрыла все проблемы отрасли и вынесла их на поверхность. Война на востоке привела к разрушениям энергетической инфраструктуры, из-за обстрелов останавливаются тепловые электростанции и угольные предприятия, что не могло не сказаться на стабильной работе объединенной энергосистемы Украины. В начале зимы были веерные отключения электроэнергии. На плечи диспетчеров НЕК «Укрэнерго» была возложена сложная задача, удержать стабильную работу всей энергосистемы и не довести ситуацию до блэкаута. Параллельно вся страна обсуждает кадровые назначения в отрасли, а также ситуативные и хаотические решения новых ставленников. В условиях чрезвычайного положения на энергетическом рынке, вместо его деполитизации, объединения интеллектуального и профессионального потенциала, рынок лихорадит от решений, которые ставят под угрозу энергетическую независимость государства.

О сложившейся ситуации в энергетической отрасли, возможных сценариях ее развития в текущем году мы и поговорили с председателем «Всеукраинской Энергетической Ассамблеи», дважды министром энергетики Украины (1999, 2005-2006 гг), главой наблюдательного совета компании КИЕВЭНЕРГО Иваном Плачковым.

– Иван Васильевич, под конец зимы множатся заявления о том, что усугубление кризиса на рынке энергетики не что иное, как хорошо спланированная акция, направленная на дестабилизацию всей страны. Как вы считаете?

– Мы сами себя загнали в угол. Не думаю, что кто-то специально разрабатывал схему по приведению к сложившейся критической ситуации в энергетике.

Я это так понимаю… Мы готовились к отопительному сезону 2014-2015 гг. и при этом нас ждали осенние выборы. Все хором говорили: газ нам не нужен, у нас в хранилищах достаточно газа, и угля много, и по реверсу у нас достаточно объемов, и вообще никаких проблем не будет. Все высшее руководство страны рапортовало, что все у нас хорошо и что страна входит в отопительный сезон с достаточными запасами. Однако на всех публичных мероприятиях я говорил обратное, что мы слишком беспечно относимся к сложившейся ситуации, и нам будет очень тяжело зимой.

Вошли в отопительный сезон. И что оказалось? Газа в хранилищах не так уж много, как нам говорили, угля не хватает, а мы уже вошли в этот отопительный сезон. Угля нет, что делать? Бросились искать уголь. Верховная Рада командует: покупать в России! Надо понимать, что такие объемы: миллионы тонн – не лежат на складах и не ждут, когда в Украине закончится уголь и она приедет закупать. Обо всех поставках следует договариваться заранее. Министерство энергетики в авральном порядке находит и покупает уголь в южной Африке. В итоге – уголь, который нашли – плохой, поэтому тех, кто его нашел и подписал договор, нужно посадить. Ведь прежде, чем подписывать контракт, его должно было рассмотреть министерство финансов, министерство экономики, прокуратура, именно для того, чтобы тот, кто подписывал, потом не сидел под домашним арестом, как это случилось с экс-главой компании “Укринтерэнерго” Владимиром Зиневичем. Человек подписал контракт на 300 млн, уголь поставили, сожгли, электроэнергию потребили. А г-ну Зиневичу предъявляют ущерб 800 млн. Объясните мне, как можно предъявить ущерб в 800 млн при контракте в 300 млн?

Вот тут как раз возникают вопросы лоббирования чьих-то интересов. Посредник, через которого покупали уголь – плохой, потому что «не наш», а если бы был «наш» – было бы все хорошо. Украина перестает платить по счетам, естественно, что партнеры не хотят иметь с нами дело. Опять начинаем искать уголь, но угля нет, в результате чего возникли веерные отключения.

Единственным выходом в сложившейся ситуации с дефицитом угля и соответственно дисбалансом выработки и потребления электроэнергии от 1500 до 3000 МВт – купить электроэнергию в России, поскольку мы работаем параллельно с Россией. На сегодня, по договору с Россией о параллельной работе у нас есть сальдо-переток – 25 млн кВт-ч, и техническая помощь в 60 млн кВт-ч. Было принято решение покупать электроэнергию, ведь мы же газ в России покупаем. Но в итоге, тот контакт, который мы подписали, обсуждала вся страна, потому к нему есть много вопросов. На мой взгляд, вопрос импорта электроэнергии должен был быть согласован с Кабмином, генеральной прокуратурой, с ведущими финансовыми институциями, а затем изданы директивы и подписан контракт с Россией. Но было по-другому: в спешке, после увольнения г-на Зиневича назначили какого-то нового руководителя “Укринтерэнерго”, он поехал в Москву и подписал контракт. Такого быть не должно. Эта ситуация говорит о том, что государство не выполняет возложенных на него функций.

– Но до сегодняшнего дня новый министр энергетики утверждает, что контракт можно изменить, и что он выполняет поставленную задачу. Кому верить в данной ситуации?

– Вместо того чтобы условия контракта на покупку электроэнергии в России (разработка формулы цены – Ред.) отработать группой специалистов в Кабинете министров, в Минэкономики, в Минфине, в министерстве иностранных дел и др., в спешке осуществляются кадровые ротации в ГПВД «Укринтерэнерго», в НЕК «Укрэнерго» и 29 декабря едет человек в Москву подписывает контракт. Вывод – государственная машина не работает, так как нужно. В итоге, как говорится: «пировали – веселились, подсчитали – прослезились…». С российской стороны все четко: работает экспертная группа, и главное – работает государственная машина, притом очень четко, на переговорах даже психолог присутствует.

Как уже стало известно, украинская сторона подписала договор о поставках электроэнергии в Крымский федеральный округ России. При этом наша сторона должна обеспечивать ровный график поставок, то есть, поставлять в Крым столько, сколько Крыму захочется, а из России брать только то, что определено договором. При этом не допускаются нарушения поставок в Крым, даже при внутреннем ограничении. После того, как это стало известно общественности, новые руководители начали судорожно оправдываться тем, что в последнем варианте договора не упоминался Крымский федеральный округ России, и не было утвержденного графика ровной поставки электроэнергии. Когда наконец-то дошла суть подписанного, начали активно искать пути выхода из сложившейся ситуации. Исправить это будет крайне тяжело, поскольку, нас попросту переиграли.

Теперь мы часть закупленной энергорынком электроэнергии поставляем на оккупированную территорию, соединенную с российскими энергосетями. На самом деле – это серьезная проблема, в ней необходимо досконально разобраться.

– А все-таки, какой выход вы видите сегодня?

– В условиях объявленного Кабинетом Министров Украины режима чрезвычайной ситуации на территориях Донецкой и Луганской областей и режима повышенной готовности на всей территории Украины, неоднозначности экономических и технических условий подписанных контрактов на поставку электроэнергии из России в Украину и из Украины в АР Крым, считаю необходимым рассмотреть вопрос о прекращении параллельной работы энергосистем Украины и России.

Провести разъединение энергосистем и работать на сбалансированной нагрузке потребителей Украины. Условия поставки электроэнергии в Крыму рассматривать с учетом отсутствия импорта российской электроэнергии и на условиях выгодных Украине. Это отличный шанс для украинской стороны, и он должен быть грамотно отработан правительством. В этом случае контракт автоматически теряет силу. Но для этого нужно работать.

Будет сложно, но если мы организуемся и сделаем это, то пройдем этот тяжелый период с наименьшими потерями. Более того, первоочередной задачей сегодня остается параллельная работа нашей энергосистемы с Европой. Мы должны провести все технические мероприятия и выйти на параллельную работу с энергосистемой Европы за 1,5 – 2 года, как это в свое время сделала Болгария, Румыния, Польша. Необходимо сосредоточится на взаимном содействии с нашими европейскими коллегами, Евросоюзом, европейскими энергетическими компаниями.

– Разве во время войны мы сможем реализовать такие сложные технические задания, учитывая еще и такой фактор как неудачные кадровые назначения в отрасли?

– В Украине сегодня три беды. Первые две – кадровая политика и коррупция. А третья беда – война. И четко прослеживается тенденция – списывать все проблемы на войну. Мы должны четко понимать, что энергетическая независимость необходимое условие для современного цивилизованного мира. Без электроэнергии все остальное теряет смысл. Если решим вопрос – объединения энергосистем Украины и Евросоюза – решим вопрос энергетической независимости Украины!

Что касается кадровой политики в отрасли, я уже говорил, и еще раз повторю, что в советское время политической составляющей в энергетике практически не было. Министр энергетики и электрификации СССР Пётр Степанович Непорожный поработал на должности 23 года. При этом не раз менялись генеральные секретари, менялись члены политбюро, а министром был один и тот же профессионал. Мы обязаны понимать, что в любой стране, энергетика является стратегической отраслью. И даже в самой политически заангажированной стране, такой, какой был Советский Союз, энергетика была деполитизирована. Во многих странах распространена практика, когда министр является политической фигурой, а непосредственно отраслью управляют профессионалы, работающие по 20-30 лет, и это закономерно. Особенно это актуально в кризисной и проблемной ситуации, когда необходимо оперативно принимать конкретные эффективные решения.

– То есть, по сути, общественность справедливо отмечает, что существует взаимосвязь между последними кадровыми назначениями и теми проблемами, которые на данный момент существуют в энергетической отрасли?

– Я не понимаю данных назначений. Меня очень удивляет назначение на пост руководителя Национальной комиссии по регулированию энергетики и коммунальных услуг, которая решает судьбу рынка объемом около 231 млрд гривен (для сравнения размер доходной части государственного бюджета Украины на 2015 год составляет 478 млрд грн), 26- летнего человека без опыта работы в отрасли. Всех удивило, и еще больше удивляет, почему нет реакции правительства.

Мой личный опыт работы в трех правительствах, работы главой Одесской облгосадминистрации, советником в администрации президента, понимание, как готовится нормативно-правовой документооборот, указывает на то, что указа о назначении руководителя НКРЭ Петр Алексеевич вообще не видел. Поскольку президент достаточно опытный человек, знающий все механизмы власти и владеющий ситуацией, я склонен считать, что если бы он его читал, то увидел, что нельзя назначать государственного служащего первого ранга с формулировкой «по согласию сторон».

По согласию сторон подписываются документы в той ситуации, когда президент приглашает какую-то рабочую группу, создает какой-то совет, или же приглашает гражданина другого государства, и он должен дать свое согласие. Посему, я склонен считать, что данный указ Петр Алексеевич не видел. Кто-то просто поставил факсимиле, а это те люди, которым он очень сильно доверяет, на мой взгляд, слишком доверяет в вопросах кадровой политики. Может быть, это произошло по объективным причинам. Зная, что первоочередной задачей президента является сохранение целостности страны, эти вопросы были возложены на администрацию президента, на глав администрации, замов, то есть, сектор, работающий и обозначающий кадровые назначения.

– Как вы считаете, почему нет реакции власти на подобную публичную критику действий новоназначенных руководителей?

– Почему не реагирует Кабинет министров, думаю, всем понятно. Поскольку хотелось бы верить, что то противостояние, которое мы наблюдаем между президентом и премьер-министром, не перерастет в глубокий конфликт. Однако существует комитет по госслужбе, и именно он должен контролировать процесс. Существуют специально сформированные подразделения, которым вменяется следить за кадровыми назначениями.

Думается, что вопросы целостности страны, ее экономическое состояние, курс валют и подобные макро-стратегические вопросы сейчас занимают приоритетную позицию в Кабмине, а энергетика ушла на второй план. Ею занимаются люди, не владеющие ситуацией и не способные прогнозировать причинно-следственные связи.

– В Министерстве энергетики проходят структурные изменения. Министр заявляет, что половина персонала будет уволена за профнепригодность. При этом на управление атомной энергетики назначается человек, который в прошлом руководил сетью супермаркетов «Билла», Сергей Ермак. Как вам такой подход?

– Это беда нашего государства. Почему-то на протяжении нескольких десятков лет мы из чиновника сделали изгоя и самого большого вредителя. Вспомните, когда к власти идет новая политическая сила, основные лозунги каковы? Мы сократим чиновничий аппарат, мы уменьшим им зарплату, чиновники взяточники и бездельники. Это огульное суждение, поскольку чиновный люд, а именно, профессиональные чиновники – основа государственного устройства и государственной жизни. Когда квалифицированным чиновникам сокращают зарплаты или увольняют, они уходят в частные компании, в бизнес.

И что получается в результате: «новые профессиональные» государственные чиновники не могут вести переговоры на равных с тем представителем бизнеса, которые на самом деле профессионалы. Чиновник госаппарата получает около 2000 грн (в министерстве начальник отдела получает около 2 400 грн), такая заработная плата не идет ни в какое сравнение с уровнем оплаты в бизнесе.

Исходя из вышесказанного, работать в отрасль приходят люди, как правило, двух категорий. Первая – те, кто материально обеспечен, но хотят получить новый опыт, знания, навыки. Вторые – тоже не испытывают затруднений в материальном плане, но хотят при помощи государственной структуры решить личностные вопросы в бизнесе.

Именно поэтому я считаю, что у нас нивелировано само понятие чиновника, его роль и статус. И это в корне неправильный подход.

– Как вы считаете, почему до сих пор не согласован закон про НКРЭКУ?

– Закон действительно есть, и его действительно не принимают. Думаю, что сложившаяся ситуация устраивает нынешнее правительство. Поскольку, если закон про НКЭРКУ принять с подотчетностью Верховной Раде, с прописанной коллегиальностью принятия решений и назначений, это сделает НКРЭКУ более независимой, а ее деятельность – более прозрачной, в свою очередь, более объективной. А кому сегодня нужна независимая НКРЭКУ? Ведь есть управляемая НКРЭКУ, имеющая в своем распоряжении 250 млрд грн. Лоббирование интересов – ключевой вопрос экономики и целостности страны. Не устану повторять, энергетика – стратегическая отрасль, она за собой потянет все – и жизнь, и быт, и коммунальные службы, и экономику. А сложившаяся ситуация разрушает экономику и страну в целом.

К сожалению, в энергетической сфере до сих пор существует определенный конфликт интересов, вносящий существенную путаницу в вопрос определения тарифов, закупки и подписания договоров и контрактов. А это в свою очередь существенно снижает эффективность работы НКРЭКУ. В начале существования НКРЭ (1994) должна была быть независимой и подотчетной всем ветвям власти: парламенту, Кабмину, Президенту. Но в разное время НКРЭ подчинялась, то Кабмину, то президенту. Сейчас членов Комиссии – шесть. Именно эти люди решают судьбу рынка объемом около 250 млрд грн, и назначает их президент.

Вся эта «карусель» с подчинением приводит к ухудшению качества управленческих решений. Тогда как в развитых странах кураторы энергетической сферы являются неизменными на протяжении десятилетий, и это еще раз доказывает то, что энергетическая отрасль должна быть деполитизирована, развиваться и эффективно работать при любой власти, и исключительно на благо страны.

– Зима заканчивается, с каких мероприятий мы должны уже начать, чтобы пройти зимний максимум 2015-2016 годов без потрясений?

– Из первоочередных заданий – уже сейчас необходимо начать подготовку к следующему отопительному сезону. Если мы не начнем это делать сейчас, мы опоздаем.

Для этого немедленно необходимо разработать энергетический баланс страны. Посчитать, сколько у нас есть энергоресурсов первичных и вторичных, сколько у нас угля, в том числе, и с учетом сложившейся ситуации на Донбассе и в Луганске, сколько у нас нефти, сколько газа. Сколько мы сможем выработать электроэнергии и теплоэнергии, вторичных энергоресурсов, выработать светлых нефтепродуктов. А далее начинается самое важное: необходимо распределить этот баланс через призму каждого населенного пункта Украины и каждого предприятия, при этом определить дефицит.

Нужно работать! Работать над тем, что если есть дефицит газа примерно 10-15 млрд куб, то необходимо срочно начинать сотрудничать с нашими европейскими коллегами. И начинать качать реверсный газ уже сейчас, чтобы заполнить хранилища, а не в августе или сентябре. Нам необходимо знать, сколько нужно угля и начинать обеспечивать текущее потребление и накапливать склады на начало отопительного сезона, чтобы было 3,5 млн тонн, а не 1,5 млн тонн как в 2014 году. Нам также нужны расчеты по нефти и т.д. Одним словом, для эффективной работы нам нужен энергетический баланс.

Повторюсь, необходимо, чтобы государственная машина работала в связке со всеми, в том числе и с областными администрациями. Надо создать межведомственную энергетическую комиссию, которая вместе с губернаторами и их заместителями разрабатывает и оценивает все риски и дефициты. Предположим, не будет угля – необходимо будет ограничивать потребление, нужно чтобы это было организовано поочередно и регулируемо. То, что это может быть хаотически, мы испытали на себе: потребитель не знает, когда его будут отключать, и не знает, когда подключат. Это все мы уже наблюдали и наблюдаем сейчас: диспетчер дал команду и отключили. А потом скандалы, судебные иски и разбирательства.

Для того чтобы этого не было, нужен график поочередных отключений потребителей, нужно согласовать его с заместителями глав администраций, и когда населенный пункт или предприятие будет знать, что у него в день предусмотрено плановое двух-трехчасовое отключение, не будет никаких нюансов.

Следующее: сесть за стол переговоров, а именно, собрать специалистов, работающих в отрасли много лет, специалистов, досконально знающих отрасль, экспертов, и внести здравый смысл в тарифную политику. Сегодня Министерство энергетики почему-то не может выполнять эти функции. Это их работа и они должны ее выполнять!

– Тарифная политика крайне актуальный вопрос для потребителя. Общество взбудоражено громкими заявлениями о повышении цен на электроэнергию, газ и тепловую энергию, что вообще сейчас происходит?

– С полной ответственностью заявляю: сегодня в Украине тарифная политика на энергоресурсы – алогична. Такого «чуда», как у нас, нет нигде в мире. Запутались все, и те, которые разрабатывают, и те, которые устанавливают, и те которые потребляют.

Прежде чем говорить о повышении/понижении тарифов, необходимо разобраться со спецификой энергоресурсов на газ, на электроэнергию, на тепло, на бензин… Каждый из них имеет определенную энергоемкость столько-то КВт или кДж. Так вот, у нас тарифная политика такова, что разница в оплате за одно и то же количество кДж или Вт по разным энергоресурсам – в 25 раз перекос. Такого нет в мире!

Вот это и есть основные вопросы и проблемы, которые необходимо решать. Но, к сожалению, наблюдается совершенно иная ситуация, решаются какие угодно вопросы, но не эти, и для меня лично этот подход непонятен. Как результат, мы много теряем и в экономической сфере. Мы не заключаем необходимых контрактов и по газу, и по электроэнергии. Потому что так у нас сейчас работает государственная машина.

– По официальным данным, в коммунальном секторе усиливается тенденция неплатежей. Какой ваш прогноз, к чему это может привести?

– Кризис неплатежей усиливается, долги растут как за электроэнергию, так и за газ. Тревожно, что мы возвращаемся в 90-е годы, когда мы проходили подобную сложную ситуацию. К сожалению, связано это в целом и с финансовой системой, и с банковским курсом доллара, и с уровнем жизни людей и состоянием экономики в целом. Однако мы сами усугубляем эту ситуацию, в первую очередь, организационно-структурной проблемой в энергетике и сложившейся неопределенностью, а также невыполнением НКРЭ возложенных на нее функций.

На последнем заседании совета рынка сложилась фантасмагорическая ситуация. Когда три облэнерго с разными собственниками, открыто конфликтуют между собой. Когда половина руководящего менеджмента одной финансовой группы открыто конфликтует с другой. Закономерный результат – платежей на рынке нет. Рынок платежей не получает, облэнерго не перечисляет денег, потребитель тоже не платит, но при этом отключить его нельзя. Вот такие вопросы и должна регулировать НКРЭ: просчитывать алгоритмы, вводить нулевые тариф и тарифы на возврат и т.д. А не выполняется это потому, что в финансовой группе, владеющей ситуацией, существуют определенные политические заинтересованности, влияния и «междусобойчики». Это катастрофическая ситуация, которая напрямую касается всех нас.

Именно поэтому, я и выделяю главной задачей – деполитизацию энергетики, особенно НКРЭ. У нас же снова допускаются ошибки предшественников, когда одна финансово-промышленная группа работает на привилегированных условиях по сравнению с другими участниками энергорынка. Представители только одной группы – «винницко-рошеновской» – хорошие, а все остальные плохие. По такому принципу мы жили много лет, и именно они привели к той ситуации, которую мы сейчас переживаем. Была надежда, что эта система будет упразднена, но, к сожалению, на мой взгляд, она только усиливается. Более того, приобретает такие размахи и тональности, ранее не существовавшие.